Вся остальная жизнь (lual) wrote,
Вся остальная жизнь
lual

Category:

Лекции о ранних нарушениях-4




Нафига нам все это нужно

Клиническое мышление позволяет на основе того, что я вижу, слышу, чувствую выстраивать некие гипотезы по поводу того, что за клиент перед тобой, какие у него проблема. И экскурс в психоанализ, на мой взгляд, оказывается полезным для того, чтобы расширять свои возможности в этом плане. Мы будем рассматривать те психические нарушения, которые случаются в первые годы жизни ребенка; то, как эти нарушения потом влияют на жизнь взрослого человека; как с ними работать в терапии.

При этом стоит помнить, что, навешивая на человека некий диагноз-ярлык, мы, как правило, загоняем его в какие-то определенные рамки. И часто эти рамки являются самореализующимся пророчеством. То есть, я чего-то от человека жду и веду себя так, словно он должен мои ожидания подтвердить. И он будет в эту игру включаться. Это касается и отношений терапевт-клиент в том числе.

С другой стороны, некое представление и понимание, какие-то гипотезы о том, как с каждым случаем обращаться, бывают очень полезны. К примеру, если клиент один раз приходит и говорит о том, как все прекрасно и какой вы замечательный, а в другой – что все ужасно и ему вы совсем не помогаете, а вы не очень представляете, чем это вызвано и что за этим стоит – то можно оказаться в очень фрустрирующей ситуации.

В этом смысле мне нравится сравнение психотерапии с океаном чувств и эмоций. А знаний – с частями тверди, на которые можно опереться и получить поддержку.

Про психотичность, пограничность и невротичность лучше говорить как про некие уровни развития. В каждом человеке есть переживания, которые протекают на психотическом уровне, есть те, которые относятся к пограничному уровню и к невротическому. А поскольку процесс развития – перманентный, то на каждом его этапе могли возникать те или иные проблемы. И они каким-то образом складываются в архаичные гештальты, которые вполне могут срабатывать в определенных ситуациях. К примеру, человек, ставший участником или свидетелем катастрофы вполне может выдавать реакции, которые вполне можно назвать психотическими. Кстати, состояние влюбленности вполне можно описать как психотическое – сужение сознания, утрата границ… То есть, у каждого из нас есть какие-то проблемы, которые остались нерешенными в свое время на нужном уровне развития, и в какой-то момент они срабатывают. А о психотической или пограничной личности мы говорим в том случае, когда такой тип реакций преобладает.

Для меня ключевая идея ГТ в том, что гештальт занимается исследованием того, как человек изучает и включает в свою жизнь что-то новое. По сути, вся ГТ – про контакт с новым. Собственно говоря, почему человек испытывает страдания в той или иной ситуации? Как раз потому, что имеет какие-то затруднения в том, чтобы включать новое в свою жизнь.

Если мы возьмем ситуацию простого жизненного кризиса – той же утраты, например – то человеку очень сложно бывает принять ситуацию без другого человека, того, которого больше нет. Что же касается хронических проблем, то они заключаются в том, что человек хронически избегает впустить что-то новое в свою жизнь. Например, если женщина постоянно знакомится с мужчинами, которые оказываются ненадежными, можно смотреть на это как на способ избегания построения близких отношений с мужчинами. В случае подобного избегания человек, как правило, опирается на какие-то ранние, архаические гештальты, которые сформировались в начале его жизни. Поэтому первой задачей терапии является понимание того, что в данном случае представляют собой эти ранние гештальты клиента, как он их использует.

Через ГТ проходит сквозная идея о том, что единственный опыт, который есть у организма – это опыт взаимодействия с окружающей средой. И предмет психологии в ней определяется как зона контакта между организмом и средой. Когда мы говорим о формировании некоего поведенческого паттерна, мы говорим как раз об опыте взаимодействия организма со средой.

Если говорить о некоем целостном гештальте, то стоит помнить, что есть, с одной стороны, организм, который как-то влияет на среду, и, с другой – среда, которая как-то влияет на организм. То есть, существует некое целостное переживание. С одной стороны, я переживаю себя, свои чувства и потребности, с другой – ощущаю воздействие среды. Это взаимодействие сохраняется и тогда, когда человек испытывает какое-то травмирующее воздействие. Например, когда на меня кто-то кричит и сильно злится, я свои ощущения переживаю как страх и могу как-то сжиматься, напрягаться, чтобы защититься на уровне тела; а другого при этом переживаю как агрессора. В итоге в схожей ситуации я могу оказаться либо с одной стороны, либо с другой. Могу либо почувствовать себя очень испуганным - и тогда другого пережевать как агрессора; либо сам могу почувствовать себя агрессором, ощутить злость, ярость, а другого при этом воспринимать как слабого и беззащитного. Если такие ситуации повторяются раз за разом, они способствуют формированию устойчивых конфигураций, которые человек использует по жизни, чаще всего неосознанно. В этом плане очень диагностичным является момент установления контакта. Если посмотреть на то, как человек встречается с новым – например, на то, как клиент входит в кабинет, садится, начинает разговор – можно получить много информации о том, каков его опыт в отношениях со средой. Поскольку, когда человек оказывается в новой ситуации, то лучший способ справиться с неопределенностью – это опереться на какие-то знакомые и известные схемы, начать действовать хорошо проверенным способом.

И мы начинаем терапию как раз с попыток понять, на что клиент опирается тогда, когда встречается с чем-то новым; определить, как устроены его ранние гештальты и паттерны отношений. Например, бывает, что клиенты, которые в детстве подвергались унижениям и агрессии, сами пытаются как-то унизить терапевта. Это проявляется, как правило, на уровне целостного поведения, не только в том, что клиент говорит, но и в том, как он себя вообще ведет. И по его поведению можно составить некое первичное представлении о том, как выглядела ситуация, с которой он имел дело, какие у него были ресурсы, какие ограничения, и составить примерный прогноз того, какие отношения с этим клиентом можно построить. Потому что человек, с одной стороны, пришел что-то изменить, то есть, научиться выстраивать новую форму контакта; с другой – имеет очень большой соблазн для соблюдения безопасности воспользоваться своим старым способом.

И в этом смысле задача терапевта заключается в том, чтобы стать для клиента средой, отличной от той, где клиент рос. Есть даже идея о том, что терапевт – это «родитель иного типа». К примеру, если человека постоянно принуждали и за него решали, что хорошо, а что плохо – нужно предоставить ему другой опыт, такой, когда никто не будет принимать за него решения и подавлять. Ведь изменения происходят за счет того, что терапевт создает среду, дающую клиенту возможность освоить какие-то новые формы и паттерны. А для того, чтобы создать такую среду, нужна хотя бы элементарная диагностика того, какова была среда, в которой рос клиент, и какой другой средой, исходя из этого, можно для него стать.

Tags: ВЛ, Макс Бондаренко
Subscribe

  • (no subject)

    Очередное про правильные правила общения с ребёнком, очередные битвы на сотни комментов между сторонниками и противниками этой…

  • (no subject)

    Изрядная часть психотерапии - про признание очевидного то, чтобы бросить попытки избежать неизбежного. Признания того,…

  • (no subject)

    Среди людей, называющих себя психологами и психотерапевтами, встречаются, бывает, любители волшебных таблеток и универсальных рецептов. Волшебная…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • (no subject)

    Очередное про правильные правила общения с ребёнком, очередные битвы на сотни комментов между сторонниками и противниками этой…

  • (no subject)

    Изрядная часть психотерапии - про признание очевидного то, чтобы бросить попытки избежать неизбежного. Признания того,…

  • (no subject)

    Среди людей, называющих себя психологами и психотерапевтами, встречаются, бывает, любители волшебных таблеток и универсальных рецептов. Волшебная…