Вся остальная жизнь (lual) wrote,
Вся остальная жизнь
lual

Categories:

Золотые ногти

Хорошо воспитанные люди говорили Тасе*, что она похожа на профессорскую дочку. Не очень хорошо воспитанные считали серой мышкой и какой-то никакой. Гладкая причёска, тонкие очки, неброская одежда, минимум украшений. Золотая медаль, красный диплом, регулярные повышения квалификации. На работе Тасю, вроде, ценили и, вроде, уважали - но карьерные и денежные повышения регулярно обходили её стороной. И никогда никто из работодателей не пытался "переманить" её к себе - а коллег, бывало, переманивали - и в такие моменты на Тасю наваливалось вдруг чувство собственной никчёмности и тусклой, тоскливой, бездарно проходящей жизни.

Вначале ей было очень стыдно.
Ей казалось, что "тусклая жизнь" - это она просто зажралась.
Что ей грешно и не на что жаловаться, у неё же всё хорошо. Гораздо лучше, чем у многих.
Достойная работа, приличная зарплата, муж - хороший человек, сын - вполне нормальный подросток, балуется, конечно, но в меру, квартира есть, машину вот новую купили... Водить эту машину Тася, правда, боялась. Никак не могла себя убедить в том, что ничего нет особо сложного в этом занятии, это делают ежедневно тысячи разных людей, всё равно боялась.
Именно эту боязнь Тася и использовала в качестве "входного билета" на терапию. Тема про тусклую жизнь обозначилась чуть позже - и быстро стала основной.

Потом Тася сердилась.
На зануду-терапевта, которая задавал всякие вопросы. Про детство. Про чувства. Про отношение к тому и к этому. Про то, что и как было в родительской семье. Снова про чувства. И снова про отношение.
Тасе казалось, что за всем этим они постоянно уходят от главного. От того, почему же у неё такая тусклая и неинтересная жизнь, в которой она сама себя чувствует чужой и посторонней.
Нет, конечно, она не то, чтоб сердилась, она понимала, что всё это нужно для дела, но... всё равно сердилась, в общем. Очень сердилась. И даже однажды, собравшись с духом, решилась про это сказать.
Очень извинялась, говорила, что прекрасно понимает, что это всё, наверное, перенос и проекция...
Но зануда-терапевт от извинений невежливо отмахнулась. Предложив лучше по-честному сердиться.

И тогда выяснилось, что у Таси есть представления.
О том, как правильно. О том, как должно быть. О том, что нужно и что не нужно. И ещё много о чём.
И зануда-терапевт в эти представления регулярно не попадает. И вопросы задаёт какие-то неправильные. И вообще ведёт себя кое-как. И только её занудливость раз за разом спасает ситуацию - Тася очень ценила умение во всё вникнуть и по полочкам разложить - если б не это, давно бы она сочла всё происходящее полностью бесполезным для себя занятием. А так - она хотя бы что-то новое для себя периодически понимала. И за это прощала всякую бессмыслицу "про чувства" и "про отношение".
Тася, конечно, знала, что невозможно контролировать другого человека. И, будучи женщиной разумной, зануду свою терапевта контролировать не пыталась. Вроде бы, не пыталась. Но - как оказалось - очень хотела.

****

Маникюрша Люда была человеком не очень воспитанным.
Яркая, на Тасин взгляд, пожалуй, даже несколько вульгарная, грубоватая и весёлая, мастером она, тем не менее, была отличным. Поэтому Тася к ней и ходила регулярно. Не за какой-то особой "красой ногтей" - а просто чтобы руки выглядели прилично.
- Что ты вечно какая блеклая, прямо моль бледная, - возмущалась Люда. - Смотри, какой у меня новый лак классный, золотистый, осенний, давай я тебе сделаю красивые ногти! Не понравится - сотрёшь.
Тася хотела привычно Люду проконтролировать - спасибо, ничего не надо, мне, как обычно, без покрытия - но внезапно в её памяти всплыла крайняя встреча с терапевтом...
Когда она выходила из салона, у неё почему-то дрожали руки...

- Я утром проснулась, посмотрела на эти ногти - и мне вдруг показалось, что это не со мной, - рассказывала она терапевту на следующий день -  У меня - у той меня, которой я привыкла быть - не могло быть золотых ногтей. Это кич, это вульгарно, это неприлично. Я никому не могла  сказать, что у меня есть что-то классное - это другие должны были решить, классное оно или так себе. Я никому - никому, никогда, ни за что! - не посмела бы заявить, что, дескать, блеклая и моль бледная. Даже если так оно и есть. А оно ведь так и есть. Я словно со стороны себя вдруг увидела. Я ведь - правда - никакая. Я не знаю, в чём я хороша, что у меня есть классного. Не знаю, чего я хочу, зачем живу. Я даже не могу понять, нравятся мне эти золотые ногти или не нравятся...
Тася закрыла лицо руками и начала рыдать. Некрасиво, неприлично, взахлёб. Очень честно и от души.
Потом неинтеллигентно вытерла слёзы рукой и подняла глаза:
- Я поняла, зачем я пришла сюда. Я хочу знать, какая я. Я хочу уже, наконец, это узнать. Ещё ведь не поздно?
- Поздно - это когда кто-то уже умер. Пока все живы, ещё ничего не поздно, - ответила зануда-терапевт и пододвинула Тасе коробку с салфетками. В тускловатом луче осеннего солнца на её ногтях сверкнул серебряный, в тон кольцам, маникюр.

*Имена изменены, события подлинные, история её героиней прочитана и одобрена.
Tags: эскизы
Subscribe

  • Практически первоапрельское

    - Я, вообще-то, всегда считала себя очень доброй. И очень этим гордилась. - Да, я уже не в первый раз слышу от тебя, что ты очень добрая. И всё…

  • (no subject)

    - И чего бы ты сегодня хотела? - Ох... ты же знаешь, у меня с этим проблемы, я не знаю, чего я хочу. Нет, конечно, я когда-нибудь вылечусь и научусь…

  • (no subject)

    - Нет, ну есть же люди. которые мне интересны. С которыми есть общие интересы. - Общие интеерсы - это как? - Это когда мы одинаково к чему-то…

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments