February 11th, 2010

Я от бабушки ушел и от дедушки ушел...

Настя написала про родительское поглощение и его последствия во взрослых отношениях:

Многие люди попадая на терапию недоумевают.
Вроде и родители любили, а от отношений во взрослом возрасте - одни страдания.
Не получается сближаться, страшно, или всегда убегают от меня - как будто бы я их чем-то пугаю.


А я от себя хочу добавить побольше про вариант, когда ребенка замечают лишь для того, чтобы "съесть".
То есть, пока он живет и действует как надо (родителю), на него внимания не обращают, жив-здоров - и ладно.
Но стоит ему проявить что-то собственное, не вписывающееся в родительское как надо -  то внимания сразу прилетает в избытке. Но по качеству - такого, что лучше б не замечали дальше.

Так образуется контр-зависимость.
Отрицание своей потребности в близких отношениях. Которые видятся как поглощающие и разрушающие собственное Я.
Убежденность в том, что единственный способ быть собой и быть свободным - оставаться в одиночестве.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

И еще от Насти

Когда сегодня мы переживаем что-то, напоминающее ранние травмы, возникает шок. Многие вещи могут привести нас в шок. Мы называем эти вещи раздражителями шока. Раздражителем шока может быть любого рода высказанный или невысказанный гнев или насилие, давление, критика или осуждение. Это может быть контроль, манипуляции или ожидания. Это может быть напряжение, или негативность, "носящаяся в воздухе", или противоречивые сообщения. Даже чего-то одного из перечисленного может быть достаточно. Малейшего взгляда, какого-то тона голоса, того, как кто-то с нами разговаривает или не разговаривает, может быть достаточно, чтобы спровоцировать шок. Симптомы шока могут быть разными у разных людей. Он может вызывать холодный пот, ускоренное сердцебиение, сильное беспокойство или замешательство. Некоторые из нас могут все время пребывать в какой-либо форме шока. Он может проявляться как фобии, приступы паники, хроническое беспокойство, расстройства способности учиться или какие-нибудь хронические болезни. Мы можем пытаться компенсировать воздействия шока, "улетая" или фантазируя, но опыт шока остается в теле.

Это заставляет нас превратиться в жертву в отношениях с людьми и с миром. Бессознательно мы видим и чувствуем себя как человека, подвергающегося насилию и заслуживающего насилия. Такой образ себя заставляет нас привлекать людей, которые обращаются с нами в том же стиле, который изначально принес шок. Как только мы это понимаем, объяснимым становится то, почему мы продолжаем повторять одни и те же травматические опыты.

Когда в нас провоцируется шок, ничего нельзя сделать, кроме как распознать его, чувствовать и принимать как реальность. Обычно мы осуждаем себя за шок. Страх и паралич не слишком высоко котируются в шкале хорошего самочувствия. Мы стыдим себя за то, что находимся в шоке, и снова получаем коктейль из стыда и шока. Дать себе пространство, чтобы позволить, разрешить себе страхи и шок, — один из самых храбрых и важных шагов, которые мы можем совершить. Если мы попытаемся подгонять себя, чтобы так или иначе выйти из шока, станет только хуже. Как и со стыдом, просто знания о шоке: как он чувствуется, что его провоцирует, и откуда он приходит, — было достаточно, чтобы дистанцироваться от него и начать наблюдать.


Зело рекомендую читать полностью, вместе с комментариями