August 18th, 2009

Созависимое поведение, нелирическое отступление про ответственность

Я уже неоднократно говорила, что не люблю всяческие рассуждения про «взятие на себя ответственности».

Нелюбовь эта обоснованная.

Дело в том, что в большинстве случаев к каждой подобной фразе - «про ответственность» - оказывается необходимым приложить еще и разъяснение на трех листах. О том, что же, собственно, представляет из себя ответственность. о том, связана ли она как-то с темой «преступления и наказания». О том, чем она отличается от равнодушно-разрушительного «сам(а) во всем виноват(а), а потому сиди и не рыпайся». О том, чем схожа с быдловато-мудрым «за базар ответишь». Ну и еще много о чем.

Возможно – и даже скорее всего – дело тут в том, что границы значения слова «ответственность» до сих пор обозначены в русском языке довольно нечетко, а трактовки его все чаще перекашиваются в сторону именно виноватости и наказания. Вот, по словарю Ушакова, ответственность есть «положение, при к-ром лицо, выполняющее какую-н. работу, обязано дать полный отчет в своих действиях и принять на себя вину за все могущие возникнуть последствия в исходе порученного дела, в выполнении каких-н. обязанностей, обязательств». Как это относится к выполнению работы – понятно, а вот каким местом сие к себе, любимому, приложить во внерабочем контексте – тут полная неясность.

Встречается еще, к примеру, такая трактовка понятия «ответственность» - соответствие поведения личности социально-нормативным требованиям, ее долгу и обязанностям, подчиненность социальному контролю. Красиво, как белый стих, однако, опять же малопонятно – если, допустим, у человека сложности в личной жизни, дети от рук отбились, в семье скандалы или на работе проблемы – то кому он в данной ситуации сколько чего должен и какой социальный контроль заведует тем, чтобы ему, опосля отдачи долгов, таки стало счастье?

Все определения, выданные добрым дядюшкой Яндексом по соответствующему запросу, я здесь перечислять не буду, потому как все они, так или иначе, получаются весьма обтекаемыми, требующими дополнений и пояснений.

Пожалуй, идеальным на данный момент разъяснением является то, которое дает Ялом в «Экзистенциальной психотерапии». Он пишет, что для человека «принять ответственность» означает – «связать себя с каким-то действием».

То есть ответственность есть факт признания того, что «это делаю Я». Все просто, как грабли.

Казалось бы – просто… НО…

Современное развитие печатного дела, помноженное на всеобщую интернетизацию, усугубленное проживанием в пусть уже не самой, но еще вполне читающей стране, за крайние пару десятилетий прибавило к исконно-посконным способам не-признания – «так сложились обстоятельства», «судьба, рок, фатум», «это сильнее меня» и так далее – богатый арсенал рассуждений о «психологических играх», «манипуляциях», «семейных сценариях», «негативном программировании» и прочем подобном.

Понятно, что «у меня семейный сценарий Неудачника» звучит гораздо красивее и вызывает сочувствие гораздо сильнее, чем признание «я сижу на попе ровно и отказываюсь даже задуматься над тем, чего хочу и как этого достичь».

В варианте с «семейным сценарием» все ясно – виноваты родители. И родители родителей. И родители родителей родителей. Сценарий изваяли некачественный. Можно их поругать, над своей неудачной судьбой всплакнуть – и продолжать сидеть на попе ровно. Это ж – сценарий. Против него ж – не попрешь.

Очевидно, что фраза «он(а) мною манипулирует» выглядит гораздо пафоснее, если стыдливо замолчать ее логическое продолжение – «а я послушно подчиняюсь». В этой мизансцене уже тоже все роли изначально расписаны: «манипулятор» - плохой и злобный, «жертва манипуляции» - хорошая и несчастная. Аудиторию, готовую поругать «манипулятора» и посочувствовать «жертве» найти несложно – достаточно заглянуть в любое около-психологическое сообщество чтобы убедиться в распространенности данного действа – и можно дальше жить-поживать, ничего не менять и не озадачиваться вопросом «а чего это я ведусь-то раз за разом? и раз за разом оказываюсь в итоге там, где мне плохо? мож, в консерватории пора чего-то менять?».

Ты пытаешься сейчас отрицать наличие семейных сценариев, манипуляций, психологических игр и прочего? Ты хочешь сказать, что дядьки и тетьки, писавшие всякие психологические книжки, врали? – наверняка поинтересуется кто-то в этом месте. Не пытаюсь. Всего этого добра – есть. Дядьки с тетьками писали чистую правду. Вопрос лишь в том, для чего и для кого они это писали.

И ответ тут предельно прост – изначально, пока все это добро не ринулось в массы, тиражируясь, опрощаясь под стиль «для чайников» и всяко причудливо искажаясь в этом процессе – психологические, психотератевтические и психоаналитические дядьки с тетькми писали как профессионалы для профессионалов. Изучая, систематизируя, делая выводы – «вот такое воспитание-отношение чаще всего приводит к такой деформации личности; а вот такое – вот к такой». И писались они с абсолютно четкой целью – для того, чтобы терапевт, наблюдая поведение клиента, мог выстроить гипотезу – гипотезу, друзья мои, только гипотезу! нуждающуюся в неоднократной проверке! – на предмет того, «в какой среде тебя сформировало?». И стать для клиента «средой другого типа», такой, в которой смогут получить развитие те части и особенности его личности, которые не смогли развиться в силу неблагоприятности для них прежней среды. Или же – осознавая границы своей компетентности – признать, что в данном случае он подходящей средой стать не сможет – не знает, не умеет, не справляется - и перенаправить клиента к другому специалисту. Который сможет.

Именно поэтому наиболее вменяемые непрофессионалы, почитавшие психологических книжек, частенько задают вопросы типа: «вот я понял(а), что у меня такой-то семейный сценарий… вот я осознала(а), что копирую поведение такого-то родственника… и что мне теперь с этим делать?»

Я в таких случаях шаблонно отвечаю, что теперь «с этим» стоит идти к психотерапевту. И готовиться к довольно продолжительной работе с ним. Потому что в однова, без помощи профессионала, «выходить из сценария» просто некуда. Человек же не просто так продолжает «играть роль» и «копировать поведение». Он делает это потому что чего-то другого он делать просто не умеет. У него есть определенный способ поведения в определенных ситуациях. Определенный навык реагирования на какие-то вещи, происходящие с ним и вокруг него. Эти способы и навыки выучиваются с раннего детства и теперь уже разворачиваются во всей красе каждый раз в ответ на происходящее, автоматически, минуя процесс осознавания того, что я сейчас делаю, как и зачем. И все попытки «что-то с этим сделать» самостоятельно чаще всего заканчиваются в тупике имени товарища Черномырдина: «хотели как лучше, а получилось – как всегда».

Ну и в завершение данного нелирического отступления я вам совсем грустную вещь скажу. Поскольку ответственность – это то, что мы делаем, то ее, как сие ни прискорбно, нельзя ни «взять», ни «снять», ни «отдать». Просто не получится.

Никакие разговоры про «сценарии», «манипуляции», «копирование» и «программирование» не способны ее отменить. Вот в том месте, где вы продолжаете исполнять «сценарий», поддаваться на «манипуляции», отрабатывать «программу», от этого всего страдать, но продолжать жрать кактус – вот в этом месте и находится та самая ваша ответственность.

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Оргмомент

С сегодняшнего дня проект "созависимое поведение" переехал на наш с мужем сайт. Дальше всё "психологическое" будет складываться туда же. Комментировать можно здесь, можно там - в принципе, без разницы.

Сайт не так давно создан, пока еще изрядно сырой, находится в процессе доработки. Уже сама вижу ряд моментов, которые нужно корректировать, пожелания и замечания - принимаю.